Caterham об отличительных чертах Гран При Сингапура

41059c23

Хейкки Ковалайнен

Хейкки Ковалайнен и основной инженер команды Джанлука Пизанелло сообщили о автотрассе и отличительных чертах работы по ходу выходного.

Хейкки Ковалайнен: «Привет, я Хейкки Ковалайнен. Я выступаю в Формуле 1 за команду Caterham. Данный Гран При Сингапура – 5-й в моей карьере. Отправились!

Я не имею особых ритуалов перед стартом: я занимаюсь стандартными делами, обсуждаю с инженерами опции машины».

Джанлука Пизанелло: «Меня зовут Джанлука Пизанелло, я основной инженер Caterham F1. Перед автогонкой я отдаю заключительные рекомендации пилотам, к примеру, докладываю атмосферные критерии и говорю о том, как поменялось назначение ветра сравнивая с квалификацией, и отдаю разрешение пилоту оставить боксы. Это весьма значительная информация».

Хейкки Ковалайнен: «Как лишь меркнут огни, я откликаюсь на это и пытаюсь взять правильное решение – выбрать ту линию движения, которую думаю подходящей. В самом начале круга нас ожидает твердое затормаживание на входе в первый поворот, а за ним – весьма оперативный левый вираж. После него нужно моментально подключить вторую передачу, чтобы пройти неширокую шпильку, в которой автотрасса крутит налево».

Джанлука Пизанелло: «У Марины-Бэй, как у любой иной автотрассы, есть собственные особенности. В первую очередь, это вечерняя автогонка. На автотрассе множество поворотов – если посмотреть данные, может показаться, что за 1 круг пилоты проезжают 2. Помимо этого, тут больше кочек, чем на других автотрассах, потому при поиске опций, например, высоты и жесткости подвески, нужно находить примирительное решение».

Хейкки Ковалайнен: «Самое значительное на выходе из 5-го поворота – нажать клавишу KERS, чтобы увеличить производительность мотора. Формула 1 – весьма гулкий спорт. В итоге сжигания горючего выходит специфический звук, потому созерцатели на физическом уровне чувствуют тот момент, когда мимо прокатывается машина».

Джанлука Пизанелло: «Гонка выходит достаточно длительной. Представляется, она принадлежит к числу наиболее длинных автогонок в году, таким образом вы продолжительно испытываете прессинг, а компоненты автомашины подвергаются большой нагрузке».

Хейкки Ковалайнен: «Восьмой вираж– это левый поворот, который нужно проходить на 1-й передаче. Тут трудно опережать. На входе и выходе из него весьма твердые поребрики, потому мы пытаемся их избегать».

Джанлука Пизанелло: «Гоночные техники сохраняют зависимость с пилотом по ходу всех сессий. Как правило мы говорим пилоту ту информацию, которую принимаем от теста данных о балансе автомашины. По ходу автогонки мы рекомендуем его насчет тактики».

Хейкки Ковалайнен: «После короткой непосредственной, на которой вы ускоряетесь до седьмой передачи, необходимо одна из наиболее трудных шикан всего первенства. Если чересчур далеко зайти на кладка, то ведущая часть автомашины может отвлечься от земли и вы рискуете врезаться в стенку.

Ехав через мост, вы попадаете в еще одну неширокую правую шпильку, которая вводит на одну из наиболее длинных непосредственных автотрассы. Это секция стадиона: по граням от автотрассы размещены огромные трибуны, с которых за автогонкой смотрят тыс зрителей».

Джанлука Пизанелло: «Гоночный инженер – это особая работа: мы волнуемся все чувства, которые охватывают Гран При и испытываем истинную войну. Это здорово».

Хейкки Ковалайнен: «И в конце концов, скоростной заключительный поворот – это быстрейший вираж автотрассы. За ним стартует старт-финишная прямая, и вы стремитесь в кратчайшие сроки перейти черту».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *